19:25 

Немного прошлого и настоящее.

Рыжая Кавайка
Кавайку в ней ничто не выдавало (с)
Автор: Рыжая Кавайка.
Персонажи: Богасимов, Алвас, несколько оригинальных.
Рейтинг: R.
Жанр: десфик.
Размер: мини.
Дисклеймер: персонажи принадлежат Фун Йиньпану, бред мне. Смерть второстепенного персонажа.

Почту Богасимов забирал из ящика сам. Конечно, он дал Алвасу запасной ключ, как и все прочие ключи от квартиры, но американец не покушался на письма и тем более на счета за жилье и телефон. Алекс жутко нервничал, если его почту кто-то трогал. На работе таковое позволялось только секретарше, но и она письма, адресованные шефу, а не донесения и прочее, не вскрывала. Глен иногда завидовал этой смазливой блондиночке. Ей можно было в любой момент зайти в кабинет на третьем этаже, принести крепкий горячий кофе, сопроводив его печеньем или булочками, что-то спросить... Впрочем, сам Богасимов видел в Светлане только боевого товарища.
Алвас мельком глянул на почтовый ящик, увидел там уголок белого конверта и обернулся к Александру.
- It's a letter, dear.
- Спасибо, - ответил Алекс и открыл ящик. Увидев надпись на конверте, он замер на мгновение, а затем убрал письмо в карман пиджака.
- От кого это? - полюбопытствовал Глен. Богасимов коротко качнул головой.
- Так, письмо и письмо.
Американец кивнул. Не хочешь говорить - не надо. И так вычислю, прослежу и все узнаю. Нашел от кого секреты разводить. Впрочем, он достаточно хорошо знал Алекса. По пустяковому поводу тот так не секретничал. Значит, это письмо от кого-то значимого. А раз на домашний адрес...
Алвас прищурился. Кто мог знать домашний адрес? Родные. Но родные знают и телефон, и скорее позвонят. Друзья? Но обычно писем от однокурсников, сослуживцев и знакомых Богасимов не скрывал. Напрашивался логичный вывод. Это письмо от женщины. Но кто она? Почему ее не было рядом все эти годы? Что она значила для Богасимова? Американец вздохнул. Это все требовало тщательного расследования.
Богасимов первым вошел в квартиру и сразу пошел на кухню, доставая сигареты. Алвас посмотрел ему вслед и пошел переодеваться, попутно размышляя. Он чутко слушал звуки с кухни - они давали понять, в каком настроении Алекс. Судя по звяканью ложечки о чашку, Богасимов нервничал. И нервничал очень сильно.
Американец насторожился, услышав, как его партнер снимает трубку телефона и заказывает билет на самолет до Екатеринбурга, а затем номер в гостинице. Значит, первый вывод был верен - личное дело. А значит... могло оказаться, что и прочие подозрения и выводы верны.
Александр закончил свои переговоры и ушел в ванную. Зашумела вода. Алвас воспользовался этим, чтоб совершить еще два звонка. Уже со своего мобильного.

***

Екатеринбург встретил Алваса ветром и снежной крупой в лицо. Американец выругался и поглубже надвинул капюшон пуховика. Хорошо, что богасимовская пассия жила не за Полярным кругом, иначе бы не миновать обморожения. Глен согласился на первое попавшееся предложение такси и назвал адрес гостиницы. Той же самой, в которой забронировал номер и Александр.
Сама гостиница оказалась на удивление приличным местом. Чистая, тихая, с аккуратными номерами, вежливой девушкой на ресепшен. Американец улыбнулся ей, скользнув по ладной фигурке оценивающим взглядом, предъявил документы (конечно, поддельные, но высокого класса) и получил ключ.
Он хорошо подготовился к слежке - уже в Москве он загримировался, и не ожидал никаких сложностей. Их и не было - настолько, что Алвас начал беспокоиться. Богасимов заперся в номере и, судя по звукам, которые уловил американец в замочную скважину, разговаривал по телефону.
- Да, я понял. Завтра в час. Спасибо.
Глен отпрянул от скважины и неторопливым шагом направился к своему номеру. Значит, надо быть наготове с самого утра - неизвестно, куда добираться до назначенного времени.


***

Богасимов вышел в холл гостиницы в половину двенадцатого. Алвас, уже два часа карауливший в кресле под предлогом ожидания почты, неторопливо встал, подошел к девушке и снова спросил, не пришла ли почта. Девушка покачала головой и извинилась, объяснив, что сегодня, видимо, почту привезут после обеда. Алвас кивнул, подмигнул ей и сообщил, что прогуляется.
И успел как раз выйти, чтобы заметить, в какую машину сел Александр. Поймать частника, которых в России почему-то называли бомбилами, не составило труда, и, сунув водителю пару крупных купюр, американец показал, за какой машиной следить. Парень молча пожал плечами и выполнил все указания своего пассажира.
Они ехали по длинной извилистой улице, постепенно сменившейся дорогой в лесу.
- Где мы? - спросил Алвас. Водитель, не выпуская сигареты изо рта, ответил:
- Сибирский тракт.
- Куда может ехать такси, за которым мы следим?
Парень пожал плечами.
- Куда угодно. Сейчас будет видно.
Вскоре действительно стало видно. Такси свернуло после небольшого, но вполне заметного указателя. И Алвасу стало не по себе. На указателе значилось "Крематорий - 200 м." Он передернул плечами, но тем и ограничился. Дело следовало довести до конца.
На парковке у крематория было много машин и два автобуса. Такси остановилось, Богасимов выбрался из него и, не оглядываясь, пошел к мрачному зданию за ажурной кованой оградой. Алвас сунул водителю деньги и пошел следом.
Александр не оглядывался. Он вошел в холл, снимая шапку, и огляделся.
К нему подошел высокий молодой парень - едва-едва восемнадцати лет на вид. Простоватое лицо, светлые волосы, прямой нос. Как у Богасимова.
- Вы... Александр?
Богасимов молча кивнул ему. Парень вздохнул. По его лицу было видно, что он не знает, что сказать, как вести себя с этим молчаливым хмурым мужчиной. Глен вздохнул, глядя на него. Александр помолчал.
- Отчего она умерла?
- Сердце, - сказал ему юноша. - Обширный инфаркт. Не смогли спасти.
Богасимов кивнул.
- Павел... у вас есть ее фотография?
- Да, я взял...
Юноша суетливо полез во внутренний карман куртки. И достал фотографию. Богасимов принял ее бережно, внимательно разглядывая.
- Вы останетесь на отпевание?
- Нет, Павел. Спасибо. Вам нужны деньги?
Павел замялся.
- Сколько? - просто спросил Богасимов. - Не смущайтесь. Я обязан это сделать.
- Ну, надо оплатить поминки...
Полковник кивнул.
- Назовите мне реквизиты, я немедленно переведу нужную сумму.
- Пойдемте, бумаги там, у тети...
Александр кивнул и ушел вглубь здания следом за юношей.

***

Алвас стоял снаружи и курил, мрачно раздумывая об открывшихся возможностях. Дверь открылась, выпуская Богасимова и Павла. Оба тоже закурили. Юноша курил неумело, явно у него не было такой привычки. Он долго - почти половину сигареты - собирался с духом, но наконец задал вопрос, мучивший не только его.
- Александр... скажите, вы мой отец?
- Нет, - ответил Богасимов. - К сожалению, нет. Вам на два года меньше, чем могло бы быть моему сыну.
Павел растерянно кивнул.
- Жалко...
Его собеседник коротко усмехнулся.
- И мне. Если вам что-то понадобится, звоните. В любое время.
- Спасибо.
Мужчины коротко обменялись рукопожатиями, и Богасимов неторопливо пошел к своему такси. Проходя мимо Алваса, он остановился, повернулся и посмотрел на американца. Тот замер, забыв даже отвести взгляд.
- Тебе, конечно, бессмысленно говорить, что подслушивать нехорошо.
Алвас кивнул.
- Тогда поехали в гостиницу, заберем вещи, я заказал билеты.
- Но как? - спросил американец. Богасимов пожал плечами.
- Когда в ванной шумит вода, не слышно только то, что в комнате. Ты звонил из кухни.
Глен возмущенно фыркнул.
- Так засыпаться!
- Великие сыплются на мелочах, - наставительно сказал Алекс. - Идем, такси ждет.

***

Они сидели на кухне у Богасимова и пили коньяк. Алвас рассматривал фотографию, отданную Павлом, и многое понимал.
- Ей было тридцать пять, а мне - двадцать три. Она казалась мне опытной, мудрой, всезнающей, все понимающей... Она такой и была.
Голос Богасимова звучал необычно глухо.
- Она была воплощением всего того, о чем может мечтать мальчишка после института. Она была очень ироничной, но никогда не обижала никого просто так. Она умела во всем видеть хорошее. У нее был такой цепкий, неженски цепкий ум, что она всегда видела суть. Она курировала меня. Поначалу.
Он замолчал. Алвас ждал, что он продолжит, но, не дождавшись, спросил.
- А потом?
- А потом мы стали любовниками. Я был влюблен, потерял голову. Она тоже. Это было как в бреду.
Американец кивнул.
- Вас разлучили?
- Боже, какой пафос, - поморщился Алекс. - Ты никогда не избавишься от него. Меня завербовали, а она забеременела. Я должен был выбирать, она или карьера в КГБ.
- И ты выбрал карьеру?
- Да не я, - с горечью произнес Богасимов и глубоко затянулся. Выплюнул дым. - Она. Она решила за нас. Она перевелась в другое КБ. На Урале. Чтобы гарантированно быть подальше.
- А ребенок?
- А что ребенок... она сделала аборт.
Алвас потрясенно замолчал. Богасимов криво усмехнулся.
- Криминальный, конечно. Чуть не умерла. Я понимал, что после такого не смогу ее видеть. Думаю, она тоже не могла.
- Но Павел очень на тебя похож, - начал было Глен. Александр прервал его.
- Как и на любого мужчину среднеславянской внешности. Это не показатель.
Алвас, подумав, согласился.
- Глен, хватит пить, завтра на работу. Я пошел спать, - решительно сказал наконец Богасимов и встал.
- Иди, я еще попью чаю.
Американец проводил взглядом партнера и посмотрел на фото. На котором была изображена худощавая женщина с длинными светлыми волосами, с непропорциональным, но живым лицом и умными проницательными глазами.
- Так вот почему ты так носишься со мной, dear... - тихо сказал Глен. - Ничего. Я не брошу тебя, как она.

@темы: Богасимов, Глен Алвас, фанфикшен

Комментарии
2010-12-19 в 20:18 

Айда к ледяному безмолвию смерти!
холодно очень в середине, в конце пусто, в начале тепло. она вышла настоящая, наравне с канонными.
очень хороший миник вышел.
хитрый алвас хитрый

2010-12-19 в 23:05 

Рыжая Кавайка
Кавайку в ней ничто не выдавало (с)
Чёрный_фломастер Спасибо. Почему-то вдруг я подумала, что у Богасимова в прошлом могло быть что-то похожее. И вот - написала.

     

Confidential Assassination Troop

главная